Казалось бы, какое отношение к литературе имеет Аргуновская улица, расположенная в Останкинском районе СВАО? С  1928 по 1966 год это был  Первый Новоостанкинский проезд,  а с 1966 и по нынешний день название напоминает о художнике Иване Петровиче Аргунове и его сыновьях — Николае, тоже художнике, и Павле, архитекторе. Творческое семейство Аргуновых принимало участие в 1790—1798 в строительстве и отделке Останкинского дворца, который находится неподалёку.

Так каким образом небольшая улица длиной в 0, 85 километров между 2-й Новоостанкинской и улицей Академика Королёва угодила в категорию «литературных» мест?

«А раньше Данилов после спектаклей иногда приходил в дом с башенкой на Аргуновской улице, где по ночам, при ЖЭКе встречались останкинские домовые. Сам Данилов не домовой, но был прикреплен к домовым». Данилов — демон. И этот отрывок из романа «Альтист Данилов» советско-российского писателя Владимира Викторовича Орлова, который ушёл из жизни совсем недавно — в августе 2014 года. А далее в тексте можно прочесть следующее авторское примечание: «Тут я должен заметить, что рассказываю о событиях, какие происходили, а скорее всего не происходили, в 1972 году. Тогда ещё можно было париться в Марьинских банях, а теперь нет Марьинских бань. И ЖЭК № 21 перевели из дома с башенкой, а дом за ветхостью снесли».

альтист данилов«Альтист Данилов» — первая часть триптиха «Останкинские истории», в который входят ещё два романа — «Аптекарь» и «Шеврикука».

«В Останкине, как известно, живут коты, псы, птицы, тараканы, люди, демоны, ведьмы, ангелы, привидения, домовые и иные разномыслящие существа. Среди прочих и Шеврикука.

Домовым Шеврикука был приписан к зданию №14 по 5-й Ново- Останкинской улице. Дом этот тянулся (и нынче тянется), не перегибаясь в спине, почти от улицы Цандера до Аргуновской».

Впервые дом на Аргуновской в качестве штаба домовых появился в рассказе «Что-то зазвенело», написанном в 1971 году и послужившим своеобразной преамбулой к «Альтисту Данилову». Это история о любви домового Ивана Афанасьевича к земной женщине: «Как это угораздило влюбиться его? Ведь он уже любил всерьез семь раз и знал, к чему это приводит. Да и не мог он ее любить вовсе. Однако увидел Екатерину Ивановну в магазине на Аргуновской в очереди за рыбой сквамой, так все в нем и оборвалось».

Вот ещё одно описание из того же рассказа: «ЖЭК занимал второй этаж дома дачного вида да еще с башенкой, на Аргуновской. Вела туда очень крутая и высокая лестница, и только здоровый, спокойный и непьяный человек мог попасть в ЖЭК на работу и на прием.

Домовых, понятно, лестница не пугала. Под ЖЭКом, на первом этаже, была почта, и одинокий телеграфный аппарат стучал там всю ночь, нисколько не мешая Ивану Афанасьевичу и его приятелям».

Спустя много лет, в автобиографическом рассказе «Лоскуты необязательных пояснений, или Хрюшка улыбается» Владимир Орлов расскажет о реально существовавшем строении: «Тогда и возникла в моей жизни Хрюшка, какая – то ли улыбалась, то ли смеялась. Проживала она где-то вдали, а в Москву являлась в Останкино, на Аргуновскую улицу, в зеленоватый деревянный домик с башенкой, явно бывший в начале прошлого века чьей-то дорогой дачей, а теперь вместивший в себя коммунальные службы и почту со сберкассой.

На девятом году службы в «Комсомольской правде» я был, наконец, обмилостивлен квартирой (сорок с малым кв. метров на пятерых), в Останкино, тесной, как желудок клопа (или что там внутри клопа?), но с горячей водой, ванной и без соседей. Местность наша между улицей Королева с Полем Дураков и Звездным бульваром была прозвана Комсомольской деревней. Строили здесь дома на деньги процветающего тогда издательства «Молодая гвардия», а заселяли их комсомольские работники мелких и средних значений и журналисты молодежных изданий. Были они шустры, сообразительны и позже многие из них в тихие и в бурные годы выстроили себе высоковольтные карьеры. Не все, конечно.

Из домика с башенкой на Аргуновской почтальоны разносили кому газеты с журналами, кому – телеграммы, кому – извещения о денежных переводах (…) Интересно было. Интересно! Забавно. Оживали вдруг на клеточках школьной тетради существа, будто бы из меня произошедшие, но состоящие в родстве, не знаю уж какими пуповинами вызванном, и с Щелкунчиком, и с советником Дроссельмейстером, с Солохой и ее сыном Вакулой. А главное – они словно бы существовали рядом со мной, за стеной, или в стенах, и уж, точно, в доме с башенкой на Аргуновской, а один из них отважился влюбиться в женщину с паспортом и шрамом от укуса собаки на левой ноге».

vladimir_orlov_bВот так фантазия писателя превратила обычную улицу в знаковое место на литературной карте Москвы.

Владимир Викторович Орлов (1936—2014) — выпускник факультета журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова. С 1965 года был членом Союза писателей СССР. Лауреат премии г.Москвы в области литературы и искусства, а также премии им. Валентина Катаева. Награжден орденом «Знак Почета». Долгое время был профессором кафедры литературного мастерства Литературного института им. Горького.

 

Библиография:

  • Улицы Москвы: Справочник. — М.: ТОО «Вся Москва-Информ», 1995. — 560 с.
  • Улицы современной Москвы. — М.: Международное издательство «Информациология», 2005. — 656 с.
  • Вострышев М. Москва. Большая иллюстрированная энциклопедия. Москвоведение от А до Я. — М.: Алгоритм. Эксмо, 2006. — 734 с.ф
  • Орлов В.В. Альтист Данилов. — М.: ИПО «Полигран», 1993 — 368 с. (Серия «Избранное из русской и зарубежной литературы»). ISBN 5-85230-169-8
  • Орлов В.В. Аптекарь: Роман — М: ИПО «Полигран», 1993. — 432 с. ISBN 5-85230-168-Х
  • Орлов В.В. Усы: сборник/ Владимир Орлов. — М.: АСТ, 2013. — 444, [4] c. ISBN 978-5-17-077669-6
  • Культовые места Альтист Данилов. Останкино. Москва: Карта [Электронный ресурс] .- Режим доступа: WW.URL: http://bibliosvao.ru/kultovye

Юлия Белоус

Библиографический отдел 

«Централизованной библиотечной системы СВАО»